Фото 1910-х годов Американское посольство в Вологде перед домом на Екатерининской-Дворянской улице (ныне улица Герцена, 35), 1918 год (ВГИАХМЗ ВГМЗ 32223-3) Фото первой трети ХХ века Общий вид, 1972 год Общий вид, 1972 год Вид со двора, 1972 год Окна второго этажа северного фасада, 1972 год Окна первого этажа главного фасада, 1972 год Окно первого этажа главного фасада, 1972 год Общий вид дома с юго-запада, 1983 год Портик, вид с востока, 1983 г. Северный фасад, вид с запада, 1983 г. Южный фасад, вид с запада, 1983 г. Фрагмент портика, 1983 г. Двери в парадные комнаты 1-го этажа, 1983 г. Угловая печь в парадных комнатах 1-го этажа, 1983 г. Филенчатая дверь в комнатах 1-го этажа, 1983 г. Лестница на 1-й этаж, 1983 г. Двери в комнате на 2-м этаже, 1983 г. Двери в комнатах 2-го этажа, 1983 г. Интерьер, 1983 г. Лестница на 2-й этаж, 1983 г. Потолочная розетка, 1983 г. Декор и колоннада главного фасада, 2017 год Деталь главного фасада, 2017 год Деталь главного фасада, 2017 год Декор и колоннада главного фасада, 2018 год Колоннада главного фасада, 2018 год Угол северо-западного и юго-западного фасадов, 2018 год Юго-восточный фасад, 2018 год Главный фасад, 2022 год Общий вид, 2022 год Декор и колоннада главного фасада, 2022 год Колоннада главного фасада, 2022 год Северо-западный фасад, 2022 год Северо-западный фасад, 2022 год Северо-восточный (дворовый) фасад, 2022 год Юго-восточный фасад, 2022 год Крыльцо и оформление дверей, 2022 год Наличники окон на главном фасаде, 2022 год Информационная надпись, 2022 год Юго-восточный фасад, 2022 год Выполнение противоаварийных работ, 2023 год

Краткая информация

  • Адрес: ул. Герцена, д. 35
  • Номер в госреестре: 351510308020006
  • Категория: федеральное значение
  • Вид ОКН: памятник
  • Тип ОКН: памятник градостроительства и архитектуры
  • Датировка: XIX
  • Материал: дерево
  • Состояние памятника: удовлетворительное
  • Собственность: федеральная
  • Документ о постановке на учет: Постановление Совета Министров РСФСР от 4 декабря 1974 г. № 624 "О дополнении и частичном изменении Постановления Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 г. № 1327 "О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР"

История создания

Точная дата строительства дома неизвестна. В Едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) дом датирован XIX веком. По данным БТИ, дом был выстроен в 1868 году, однако, судя по архивным документам, в этом году он был только перестроен, а возведён был ранее. 

Согласно архивному документу, выявленному И.Б. Ворониным, участок земли, на котором впоследствии будет возведён интересующий нас дом, был приобретён у штабс-капитана Николая Ивановича Брянчанинова бригадиром Петром Яковлевичем Чернавским 23 марта 1811 года: «Лета тысяща восемь сот первого надесять марта в дватцать третий день штабс капитан Николай Иванов сын Брянчанинов продал я бригадиру и ковалеру Петру Яковлеву сыну Чернавскому и наследникам ево в вечное владение крепостное свое дошедшее мне от надворного советника Николая Борисова сына Нотбека по купчей пустопорозжее место, состоящее в городе Вологде первой части в дватцать втором квартале в приходе церькви великомученицы Екатерины что в Дворянской улице пустопорозжее место поперег по лицу дватцать четыре, позади дватцать шесть, в длину семдесят шесть сажен с половиною, а по сторонам того моего места по правую прожектированная по плану дорога, а по левую мой флигиль. А взял я, Николай Брянчанинов, у него Петра Чернавского за оное место денег государственными ассигнациями сто рублей при сей купчей всё сполна» (Государственный архив Вологодской области. Ф. 178. Оп. 3. Д. 256. Л. 16об.– 7об.). Дом присутствует на плане Вологды 1824 года. Следовательно, он был построен между 1811 и 1823 годами, по всей видимости, бригадиром Петром Яковлевичем Чернавским. Подробнее об истории создания дома и его владельцах до национализации можно прочитать в «Этюдах по вологдоведению» Игоря Борисовича Воронина.

Архитектурные особенности (описание) объекта

Дом деревянный с мезонином и двухэтажной дворовой частью. Срублен «в обло» и поставлен на кирпичный фундамент. Юго-западная часть одноэтажная, северо-восточная – двухэтажная. Стоит на углу квартала, по красной линии улиц Герцена (бывшей Ектериниской-Дворянской) и Галкинской. В плане дом прямоугольный, вытянутый в соответствии с сеткой кварталов по оси северо-запад – юго-восток. К боковому восточному фасаду прирублены холодные сени и к северо-западному фасаду – тамбур. Здание завершено невысокой многоскатной кровлей стропильной конструкции, крыто железом. Дом выстроен в формах позднего классицизма. Главный южный фасад, выходящий на улицу Герцена, украшен четырехколонным портиком и завершён треугольным фронтоном с небольшим арочным слуховым окном в тимпане. Портик значительно выдвинут за красную линию и поставлен на невысокий подиум. Деревянные колонны – без капителей и баз. На окнах простые рамочные обрамления. Обшивка стен имитирует ленточный руст.

Парадный вход расположен с улицы и ведёт в холодные сени, которые сообщаются с вестибюлем. Вестибюль находится в центре дома и сообщается со всеми помещениями анфилады. Г-образная в плане анфилада парадных комнат первого этажа расположена вдоль уличных юго-западного и северо-западного фасадов, и частично северо-восточного фасадов. В пяти комнатах, объёдинённых анфиладой, вероятно, размещались гостиные, столовая и зала. Потолки парадных комнат обработаны многообломными цельнотянутыми карнизами. На второй этаж, где располагались жилые комнаты, ведёт широкая деревянная лестница с массивными точёными балясинами. Две поперечные и продольная стена делят помещение второго этажа на шесть небольших жилых комнат. В центре находится комната мезонина. В интерьере сохранились разнообразные по рисунку двустворчатые двери, полотна которых украшенные резными вставками в виде полусолнца, розеток и пальметок, старинная кафельная печь.

Перестройки, утраты, реставрационные работы

Судя по архивным документам, между 1893 и 1896 годами была произведена перепланировка внутренних помещений дома, так как на 1893 год в доме было лишь 5 жилых комнат (не считая комнат в мезонине), а на 1896 году их стало уже 20. Возможно, это было связано со сдачей А.П. Пузыревским-Пузаном 2 ноября 1895 года дома в аренду Вологодской городской управе: «1895 года ноября 2-го дня Вологодская Городская Управа и статский советник Александр Павлович Пузыревский-Пузан заключили настоящее условие в том, что я, Пузыревский, отдал г. Вологде в аренду сроком на один год, считая со 2 ноября сего 1895 года по 2-е ноября 1896 года, принадлежащий мне деревянный одноэтажный дом со всеми службами при нём, находящийся в 1-м уч[астке] г. Вологды на углу Екатерининской-Дворянской и Галкинской улиц, для квартиры управления вологод[ского] уезд[ного] воин[ского] начальника с канцеляриею, архивом и состоящим при управлении писарями, а в случае надобности и для размещения новобранцев и ратников ополчения, следующих через г. Вологду» (ГАВО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 2653. Л. 37–38).

В документах, хранящихся в фондах Государственного архива Вологодской области, этот дом на протяжении всех лет своего существования вплоть до 1914 года фигурирует как одноэтажный с мезонином. Следовательно, второй этаж в задней части дома был надстроен после 1914 года (когда в нём уже размещался Клуб приказчиков), но, судя по фотографиям, он был надстроен ещё до революции. В 1913 году к дому были пристроены холодные сени с лестницей на второй этаж. Изменение первоначального облика коснулось в основном переделок внутренних помещений: первоначальная планировка искажена поздними перегородками, пробиты новые дверные проёмы, во многих комнатах переложены печи, частично утрачено убранство интерьеров.

К настоящему времени некоторые части здания пришли в аварийное состояние. В 2022 году по заказу областного бюджета ООО «Бизнесконсалт» разработало научно-проектную документацию на реставрацию дома Пузан-Пузыревского. Проектом предполагается сохранить облик памятника на начало ХХ века. Памятник начнут восстанавливать комплексно. В процессе обследования здания специалисты обнаружили зашитые окна на первом и втором этажах, которые предлагается раскрыть в процессе реставрации.

Специалисты АУК ВО «Вологдареставрация» разработали проект первоочередных противоаварийных работ, который включает укрепление стен стяжками, установку дополнительных опор междуэтажного перекрытия, ремонт крыльца и другие меры по сохранению объекта. Эти работы выполнены ООО «Монтажстрой» в 2023 году.

В мае 2024 года ООО «НИиПИ Спецреставрация» приступила к комплексной реставрации здания. Предстоит провести работы по раскрытию цоколя путём срезки накопившегося грунта, выполнить вычинку кирпичной кладки фундамента, восстановить гидроизоляцию. После снятия  досок обшивки и штукатурки в интерьере планируется оценить состояние конструкций и определить необходимость замены части брёвен сруба и элементов перекрытий. Запланировано усиление и частичная замена конструкций перекрытий, частичная замена стропильных конструкций и полная замена кровли. Будут обновлены инженерные сети, проведено благоустройство прилегающей территории.

 

 

События и лица, связанные с объектом

Строителем и первым владельцем дома, скорее всего, был «бригадир и кавалер» Пётр Яковлевич Чернавский, губернский предводитель дворянства в 1811–1814 годах. После его смерти дом по наследству перешел к его дочери Надежде Петровне Кологривовой. В 1827 году у штабс-капитанши Н.П. Кологривовой его приобрёл Фёдор Афанасьевич Андреев. У надворного советника Ф.А. Андреева в 1835 году его купила коллежская асессорша Софья Петровна Воейкова. И наконец, в 1839 году владельцем особняка стал капитан Павел Дмитриевич Пузыревский-Пузан (1799–1878), чья фамилия в искажённом виде (как Пузан-Пузыревский) сегодня фигурирует в официальном названии памятника и в краеведческой литературе.

В том же году, когда был куплен дом, Павел Дмитриевич был определён чиновником особых поручений при губернаторе и перебрался из своего грязовецкого имения в Вологду. Он сделал долгую блестящую карьеру и был удостоен чина тайного советника (подробности его биографии можно узнать, прочитав размещённый ниже некролог).

После смерти П.Д. Пузыревского-Пузана домом сначала владели его наследники. Из-за долгов Александра Павловича Пузыревского-Пузана дом неоднократно закладывался. Видимо, с А.П.Пузыревским-Пузаном и связана городская легенда, согласно которой разорённый чиновник добровольно расстался с жизнью, а его дух якобы до сих пор бродит по дому на Герцена, 35. В конце концов 19 июля 1896 года дом перешёл во владение известного фотографа Ксенофонта Алексеевича Баранеева. С этого времени в особняке располагалась его фотография, в 1908 году перемещённая на ул. Кирилловскую (ныне ул. Ленина). В 1912 году дом был продан «Вологодскому обществу вспомоществования частному служебному труду», больше известному как Клуб приказчиков, а также как семейно-приказчичий клуб. Целью общества было «материальное содействие и организация досуга служащих частных заведений». В здании располагалась библиотека общества, проводились танцы, вечера, маскарады, работал буфет. Общество объединяло приказчиков, конторщиков и других служащих. Его членам выдавались ссуды, на образование их детей давались пособия, вдовам членов общества оказывали материальную поддержку.

В конце февраля 1918 года Вологодская городская управа предоставила здание в распоряжение прибывшего в Вологду посольства США во главе с чрезвычайным и полномочным послом  Д.Р. Фрэнсисом (не аккредитованным, впрочем, при новом российском правительстве). Здесь же находились поверенные в делах Бразилии и Сиама (Таиланда) в России. Дипломатические представительства нескольких стран эвакуировались в Вологду из Петрограда ввиду угрозы его взятия немцами. Послами стран Антанты двигало стремление удержать Россию в рядах воюющей коалиции, подтолкнуть правительство страны к продолжению войны против Германии, не останавливаясь перед вмешательством во внутренние дела России на стороне тех сил, которые эту войну согласятся возобновить, невзирая на подписанный большевистским руководством Брестский мирный договор. В проходивших здесь совещаниях дипломатического корпуса принимали участие представители США (Д. Фрэнсис), Франции (Ж. Нуланс), Бельгии (Ж. Дестрэ), являвшиеся крупными политическими и общественными деятелями своих стран. Здесь бывали К. Радек, Р.Б. Локкарт и некоторые другие известные политики. Благодаря этим обстоятельствам этот дом знали и за пределами России. В конце июля 1918 года послы и сотрудники дипломатических миссий покинули Вологду, переместившись в Архангельск.

В 1919 году дом был национализирован. По воспоминаниям ветеранов, в 1920-х годах здесь находился Клуб водников. Позднее в доме размещались различные учреждения: станция скорой помощи, детский сад, детская больница, райком комсомола… С 1963 года до 1990-х годов его занимала городская санитарно-эпидемиологическая станция. С 1995 по 2012 год здесь располагалась частная фирма, руководимая предпринимателем и историком А.В. Быковым, который организовал в 1997 году выставку «Иностранные посольства в Вологде в 1918 году», а в 1998 году в двух помещениях первого этажа здания создал частный Музей дипломатического корпуса, который действовал до 2012 года.

С декабря 2012 года здание пустует. Сейчас здание находится в федеральной собственности. В 2020 году передано в безвозмездное пользование АУК «Вологдареставрация». После восстановления в доме планируется разместить волонтёрский центр, а также отделы и лаборатории «Вологдареставрации».

Некролог тайного советника Павла Дмитриевича Пузыревского­-Пузана

«Тайный советник П.Д. Пузыревский-Пузан… происходил из дворян Черниговской губернии, родился в 1799 г. и скончался 9 марта 1878 г., т.е. на 79 году от роду; воспитание он получил домашнее и начал свою службу в 1813 году, поступив прапорщиком в пехотный Белозерский полк, с которым в 1814/5 годах совершил поход во Францию. В 1825 году, состоя адъютантом командира 2-й бригады 5 дивизии, в чине штабс-капитана, награждён орденом Св. Анны 4-й степени. В 1828 г. домашние обстоятельства заставили его оставить военную службу и поселиться в своём имении в Грязовецком уезде. Спустя 11 лет П.Д. снова отдался служебной деятельности, но уже по гражданскому ведомству, определившись чиновником особых поручений губернатора, и переименовался в соответственный гражданский чин. В 1844 г. он был избран дворянством в заседатели Гражданской палаты, а в 1850 году – в председатели той же палаты и затем ещё два раза был избираем на эту должность, а именно: в 1857 и в 1863 годах. Дослужив, таким образом, до 1867 года, в котором Палата гражданская соединена с уголовной, П.Д. по определению от Правительства назначен был председателем соединённой палаты и занимал эту должность до преобразования судебных учреждений, последовавшего в нашей губернии в конце 1873 года. Во время этого периода службы П.Д. удостоился получения наград, а именно: в 1852 г. Св. Анны 3-й степени, в 1856 году Станислава 2-й степени, в 1856 г. – того же ордена с Императорскою короною, в 1861 г. ему объявлено особое Высочайшее благословение за полезное содействие в деле уничтожения крепостного права, а в 1861 г. он награждён орденом Св. Анны 2-й степени, в 1863 г. – орденом Св. Владимира 4-й степени, а в следующем году произведён за отличие в Действительные Статские Советники, в 1868 награждён орденом Св. Станислава 1-й степени, а в 1873 г. также за отличие – чином Тайного Советника. В конце этого года П.Д. оставил службу, после прослужения в военном и гражданском ведомствах 49 лет.

Исчисленные выше награды достаточно свидетельствуют о той пользе, которую приносил П.Д. государственной службе и потому мы считаем излишним распространяться об этом. Нам остаётся только сказать, что редкое беспристрастие и стойкость убеждений, которыми он отличался во всё время служения по судебному ведомству, светлый взгляд и глубокое знание юридического права снискали ему всеобщее уважение, как в среде дворянства, четыре раза доказавшего это выбором его на судебные должности, так и между всеми его сослуживцами и частными лицами, имевшими к нему какие-либо отношения по делам и нередко прибегавшими к нему за советами. Это общее расположение к П.Д. при жизни его было засвидетельствовано данным в честь его в 1873 г. всеми сословиями обедом, на котором один из присутствующих выразил, что П.Д. так высоко стоял в общественном мнении, что вологжане будут ставить его в пример своим детям. После кончины П.Д. искреннее общественное уважение к нему подтверждено присутствием на его похоронах всех высших чинов и многочисленным стечением жителей г. Вологды всех состояний и классов, а также телеграммою находящихся в С.-Петербурге вологжан, которою они по получении известия о смерти П.Д. поспешили заявить его вдове свою глубокую скорбь по случаю утраты любимого согражданина».

Вологодские губернские ведомости. 1878. Часть официальная. № 27. С. 3–4.

 

П.Д. Пузыревский-Пузан в составе Белозерского полка участвовал в Заграничном походе русской армии, в 1814–1815 годах прошёл весь её боевой путь: был в Царстве Польском, Галиции, Силезии, Моравии, Богемии, Баварии и во Франции. После того, как императором Александром I было решено оставить Париж и вернуть армию в Россию, подпоручик П.Д. Пузыревский-Пузан оказался в числе участников грандиозного военного парада русских войск, устроенного 29 августа 1815 года в Шампани на равнине у города Вертю. По строевому рапорту к 25 августа в рядах русских войск, собранных для смотра, было 87 генералов, 4413 штаб- и обер-офицеров, 146054 унтер-офицеров и солдат, при 540 орудиях. Это был самый многочисленный парад в мировой истории, по численности не превзойдённый до наших дней. Команды для обеспечения одновременности действия подавались пушечными выстрелами. Александр I решил показать армию во всем её величии своим союзникам и недавним противникам.

Репетиция парада была проведена 26 августа 1815 года, в день трёхлетия со дня Бородинского сражения. Громадное поле на несколько вёрст было покрыто русскими войсками. Выстрел известил о прибытии государя, расположившегося на возвышении; вся армия одновременно взяла ружья на плечо. После второго выстрела войска сделали «на караул», и раскатистое «ура» огласило окрестность. Заиграли трубы и барабаны. По третьему выстрелу полки вновь взяли ружья на плечо и выстроились в батальонные колонны, а по четвёртому начали строиться в огромное каре, три стороны которого состояли из пехоты, а четвёртая из конницы. Перед одним фасом каре выстроились 10 батарей конной артиллерии. Государь спустился с горы, объехал при криках «ура» всё каре и, остановившись посредине, принял парад войск, идущих церемониальным маршем. Первой бригадой 3-й гренадерской дивизии командовал великий князь Николай Павлович (будущий император Николай I). За каждой пехотной бригадой шла принадлежащая ей артиллерия. За гренадёрами прошли армейские пехотные полки, затем конница и резервная артиллерия. После церемониального марша государь возвратился на холм, а войска встали в тот же порядок, как и для встречи его величества. По новому пушечному выстрелу войска опять сделали «на караул», снова загремела музыка и «ура» наполнило воздух. После репетиции государь произнёс: «Я вижу, что моя армия первая в свете. Для неё нет ничего невозможного и по самому наружному её виду никакие войска не могут с нею сравниться».

29 августа парад повторился в том же порядке, в числе зрителей были император австрийский, король прусский, все главнокомандующие союзными армиями и много боевых генералов. На церемониальном марше Александр I лично предводительствовал своей армией, салютуя союзным монархам. Зрители с изумлением смотрели на проходившие в замечательном порядке войска, и главнокомандующий британских войск Артур Веллингтон, один из лучших полководцев того времени, говорил, что он «никогда не воображал, что всю армию можно довести до такого громадного совершенства». Он, ранее видевший в Париже 3-ю гренадерскую дивизию, восхитился тогда и подумал, что, вероятно, в неё были подобраны лучшие люди со всей русской армии. После марша в течение 12 минут палили сотни пушек и тысячи ружей, воздух наполнился дымом, скрывшим армию. Один из участников парада вспоминал, что на устах русских воинов была «улыбка, означавшая, что всякий гордился быть русским», а «зрелище шедших разом в ногу 132-х батальонов, причем из 107000 пехотинцев ни один не сбился с ноги, вызвало изумление и восторг иностранцев». Хвалил безукоризненную дисциплину русских войск писатель и будущий министр иностранных дел Франции Франсуа Шатобриан, писавший, что Франция ожидала увидеть варваров, но варвары эти дали Европе пример дисциплины и опрятности, а в поступках их императора и благородства.

Источники и литература

 

Авторы фотографий:

И.Б. Воронин, А.А. Голубева, А.В. Суворов, Ю.А. Судакова

Исторические фотографии:

Н. Розов, А.И. Финогенов