Первый этап строительства каменного здания гостиницы: построен трёхэтажный корпус по ул. Малой Духовской (Пушкинской), на углу осталась часть деревянного здания, конец 1860-х годов Второй этап строительства, фото конца 1880-х годов: видны трёхэтажный корпус по ул. Малой Духовской (Пушкинской), деревянный угловой дом и крыша четырёхэтажного корпуса по Московской улице (Советскому просп.) Общий вид, 1910-е годы Открытка начала ХХ века Северо-восточный фасад, начало XX века Фото начала XX века с колокольни Спасо-Всеградского собора Вологда. Гостиница Крыльцо главного входа со стороны ул. Московской (Советского просп.), конец 1910-х годов. Видны утраченные впоследствии чугунный литой навес и детали декора: лепные полуфигуры атлантов и замковые камни. Траурный митинг перед Дворцом труда в день и час похорон В.И. Ленина 27 января 1924 года Вологда, Дворец труда. Открытка 1928 года Здание, украшенное к 1 мая 1956 года Вологда. Гостиница Гостиница Декоративные элементы фасада, вазоны, кариатиды, 2006 год Общий вид, 2011 год Северо-восточный фасад, 2011 год Угол северо-восточного и северо-западного фасадов, 2010-е годы Декор северо-восточного фасада, 2009 год Декор фасада, 2010-е годы Декор фасада, чугунная ограда балкона, 2011 год Балкон на северо-восточном фасаде, 2011 год Чугунная ограда балкона, 2011 год Декор фасада и наличников, 2011 год Кариатиды на фасаде, 2011 год Декор фасада и наличников, 2011 год Декор северо-восточного фасада, 2011 год Вазоны на аттике, 2011 год Северо-восточный фасад, вид с площади Революции, 2018 год

Краткая информация

  • Адрес: Советский пр., 6
  • Номер в госреестре: 351711288300005
  • Категория: региональное значение
  • Вид ОКН: памятник
  • Тип ОКН: памятник градостроительства и архитектуры, памятник истории
  • Датировка: XIX
  • Материал: кирпич
  • Состояние памятника: хорошее
  • Собственность: смешанная
  • Документ о постановке на учет: Распоряжение Совета Министров РСФСР от 23 августа 1963г. № 3630-р

История создания

Здание приобрело современный вид, пройдя три этапа строительства. На первом этапе в 1874–1876 годах по красной линии ул. Малой Духовской (ныне ул. Пушкинская) купцом Ф.И. Брызгаловым возле углового деревянного двухэтажного здания принадлежавшей ему же гостиницы «Золотой якорь» было возведено трёхэтажное кирпичное здание. В конце 1880-х годов по другую сторону от деревянного углового здания строится четырёхэтажный корпус, главным фасадом выходивший уже на ул. Московскую (ныне Советский просп.). На третьем этапе строительства в 1890–1891 годах после разборки углового деревянного дома раннее трёхэтажное здание по Малой Духовской улице было было надстроено четвёртым этажом и соединено с четырёхэтажным корпусом по ул. Московской угловой скруглённой частью. Это здание являлось крупнейшей частной постройкой в Вологде. Подробнее об истории создания дома и его владельцах до национализации можно прочитать в «Этюдах по вологдоведению» Игоря Борисовича Воронина.

Архитектурные особенности (описание) объекта

Большого объёма Г-образное в плане четырёхэтажное кирпичное здание покрыто железной вальмовой кровлей. Северным фасадом оно выходит на Советский проспект, западным – на улицу Пушкинскую. Оформление уличных фасадов крупного здания в стиле эклектики отличается обилием декоративных элементов. В многочисленных тонко прорисованных деталях угадываются элементы стилей классицизма и барокко. Пышность архитектуры здания были призваны отражать статус его владельца. Однообразная композиционная схема с рядами ритмично расположенных окон на каждом этаже, обусловленная функциональным назначением большей части здания – гостиницы, здесь умело нарушена слабо выступающими ризалитами в две оконные оси, оформляющими углы здания и членящими уличные фасады на отдельные участки. Скруглённый угол создает мягкий переход от протяжённого северного к западному фасаду. Ризалиты декорированы с особой пышностью. Их нижние части в пределах первого этажа, решённые как высокий цоколь, обработаны рустом. Углы ризалитов оформлены плоским рустом во втором и третьем этажах. Перед окнами второго этажа устроены декоративные балкончики на фигурных консолях, ограждённые на западном фасаде фигурными чугунными решётками. Помимо сложных оконных обрамлений ризалиты украшены лепными барельефами и скульптурами. Обращают на себя внимание единственные в архитектуре Вологды кариатиды, редкие для города львиные маски, жестяные вазы на аттиках над крышей. Каждый ризалит завершён высоким ступенчатым аттиком. Между аттиками располагаются кирпичные столбики решётки, ограждающей край крыши. Декоративное убранство участков стен между ризалитами также отличается богатством и разнообразием форм. Различна форма оконных проёмов – сравнительно низкие с плоскими лучковыми перемычками окна нижнего этажа, высокие прямоугольные во втором и полуциркульные окна в двух верхних этажах. Окна второго и третьего ярусов объединены пилястрами, располагающимися в межоконных простенках, чем создаётся иллюзия одного высокого этажа. Оформление боковых и дворовых фасадов здания упрощённое: форма и размер окон разных этажей сохранены, но декор ограничен рамочными наличниками, простыми карнизами под окнами второго этажа и между третьим и четвёртым этажами, венчающим карнизом с зубцами. Фасады здания первоначально были целиком выбелены, а в советское время получили контрасную окраску: стены окрашивались в тёмно-вишнёвый цвет, рельефный декор выделялся белой краской.

Планировка здания отвечала его функциональному назначению. Корпус по по ул. Малой Духовской (ныне Пушкинской), некогда занятый Вологодским окружным судом, имел собственный вход с вестибюлем и лестницей. Вытянутый вдоль Московской улицы (ныне Советского просп.) корпус с угловой скруглённой частью был занят гостиницей «Золотой якорь» и рестораном, а также квартирой собственника здания. Главный вход в центре северного фасада вёл в просторный вестибюль (швейцарскую) и на соединяющую все этажи парадную лестницу. Весь первый этаж и половина второго этажа к западу от лестницы были заняты рестораном: кухней, подсобными и кладовыми помещениями, буфетом, общими и отдельными кабинетами, бильярдными, конторой. Номера гостиницы (их число в 1914 году составляло 36) занимали весь четвёртый этаж, половину третьего этажа к востоку от лестницы, половину второго этажа к востоку от лестницы. На третьем этаже к западу от лестницы располагалась огромная квартира семьи Брызгаловых в 18 окон по главному фасаду.

Перестройки, утраты, реставрационные работы

Здание значительным перестройкам не подвергалось. Не сохранился первоначальный облик интерьеров, исключая парадную лестницу. Утрачены решётки балюстрады на крыше здания, литой чугунный навес над парадным входом с Советского просп., каменный тамбур входа с ул. Пушкинской и каменные ворота проезда во двор с этой же стороны, часть лепного декора первого этажа (в частности, полуфигуры атлантов справа от парадного входа со стороны Советского просп.). 

События и лица, связанные с объектом

Ф.И. Брызгалов

Строитель здания вологодский купец первой гильдии Филадельф Иванович Брызгалов (1835–1908) происходил из крестьян деревни Ситниково Грязовецкого уезда Вологодской губернии. Разбогател, занимаясь торговлей и сдачей домов в аренду, первоначально ведя дела совместно с младшим братом Львом (1846–1873). Имел с супругой Евдокией Васильевной 10 детей. В разное время в 1880–1908 годах неоднократно избирался гласным Вологодского уездного земского собрания от г. Вологды, гласным Вологодской городской думы, не менее шести раз избирался на трёхлетие церковным старостой при своей приходской церкви святителя Николая Чудотворца на Сенной площади (в 1877–1898 годах), состоял на общественных должностях в различных попечительствах, например, являлся почётным членом Вологодского губернского попечительства детских приютов, директором Вологодского губернского комитета попечительного общества о тюрьмах, председателем Вологодского сиротского суда, попечителем Вологодского исправительного арестантского отделения, директором Вологодского Александро-Мариинского приюта «Ясли», директором Александринского детского приюта в Вологде. Награждался медалями «За усердие» вплоть до серебряной шейной на Владимирской ленте (1899 год). Похоронен на Горбачёвском кладбище Вологды.

В старейшем корпусе здания, обращённом к ул. Малой Духовской (ныне Пушкинской), до революции постоянно размещался Вологодский окружной суд, созданный в соответствии с указом «Об учреждении судебных установлений и о судебных уставах» от 20 ноября 1864 года, являвшийся вышестоящим по отношению к уездным округам мировых судей. Первым прокурором Вологодского окружного суда (кстати, первым, работавшим в этом здании) в 1873–1876 годах был коллежский асессор Вячеслав Константинович фон Плеве (1846–1904), будущий директор департамента полиции Министерства внутренних дел Российской империи, государственный секретарь и затем министр внутренних дел, павший жертвой революционного террора. Вологодский окружной суд распространял свою юрисдикцию на Вологодский, Вельский, Грязовецкий, Кадниковский и Тотемский уезды Вологодской губернии. В ведении созданного в 1912 году Великоустюжского окружного суда находились Великоустюжский, Никольский, Сольвычегодский, Усть-Сысольский и  Яренский уезды. При Вологодском окружном суде находилась консультация присяжных поверенных. Окружные суды были упразднены декретом Совета народных комиссаров «О суде» от 16 ноября 1917 года.

Большую часть здания занимали номера гостиницы «Золотой якорь». Здесь останавливались многие известные в России личности.

В начале XX века номера и ресторан гостиницы были излюбленным местом нелегальных встреч ссыльных и местных социал-демократов, а также представителей других оппозиционных политических течений. По воспоминаниям Анатолия Васильевича Луначарского, в то время именно «социал-демократы составляли количественно и качественно самую сильную группу в Вологде». Алексей Михайлович Ремизов, которому, как и Луначарскому, довелось побывать в Вологде в качестве ссыльного, вспоминал, что Вологда славилась «за неповторимость и единственность красок времён года – какая громчайшая весна и сорокаградусная лють зимой! Вологда подлинно Афины – "Северные Афины". А в начале этого века (невероятно, ведь так недавно, а как тысяча лет!) таким именем "Афины" звалась ссыльная Вологда, и слава о ней гремела во всех уголках России, где хоть какая была и самая незаметная революционная организация, а где и её не было!»

Особым периодом в истории здания стало время борьбы за установление советской власти и отражения иностранной военной интервенции на Севере России. В июле-августе 1918 года бывшие союзники России высадили в Мурманске и Архангельске свыше тридцати тысяч хорошо вооружённых солдат и офицеров. В Вологде было объявлено осадное положение. В сентябре 1918 года по приказу Реввоенсовета Республики для борьбы с оккупационным корпусом стран Антанты, основу которого составляли англо-американские и французские воинские части, а также отряды белогвардейцев, из разрозненных красногвардейских формирований в короткий срок была создана VI армия Северного фронта. Большую роль в деле её организации сыграл известный советский полководец Михаил Васильевич Фрунзе, в то время бывший ярославским окружным военным комиссаром. В декабре 1918 года Фрунзе прибыл в Вологду и провёл смотр войск вологодского гарнизона. Штаб вновь сформированных частей VI армии в 1918–1920 годах располагался в здании гостиницы «Золотой якорь». В его состав входили разведывательное, оперативное, инспекторское, артиллерийское, авиационное, санитарное и некоторые другие управления и отделы. Ими осуществлялось руководство боевыми операциями на Европейском Севере, на громадном фронте от Мурманска до Урала. В работе штаба принимали активное участие такие советские государственные деятели и военачальники, как М.С. Кедров, М.К. Ветошкин, А.А. Самойло, Н.Н. Петин. Ряд улиц Вологды в советское время был назван их именами (набережной Кедрова в начале 1990-х годов вернули историческое название – Пречистенская).

После окончания Гражданской войны в здании размещался Дом труда, важнейший центр общественно-политической и культурной жизни города и губернии. Там проводились собрания и заседания, диспуты, творческие встречи и чтения, устраивались показательные суды, собирались литераторы. Перед зданием проходили митинги. Фасады здания, выходившего на главную городскую площадь Революции, украшались к дням общенародных праздников флагами, лозунгами, плакатами и портретами, а в первой половине ХХ века и гирляндами из еловых ветвей.

В части здания, выходящей на современную ул. Пушкинскую, после революции продолжали размещаться судебные органы: Вологодский окружной народный суд (создан 3 апреля 1918 года путём реорганизации из Вологодского окружного суда, действовал до 20 января 1919 года), Вологодский губернский революционный трибунал (организован 15 апреля 1918 года) и губернcкий Совет народных судей, затем преобразованные в Вологодский губернский народный суд (действовал с 10 января 1923 года по 15 июля 1929 года).

В 1930-е годы в здании снова разместилась гостиница – уже не частная, а коммунальная. Прежнее название сократили до одного слова «Якорь», а затем гостиница стала называться «Северной».

В 1941 и начале 1942 года в здании временно размещалось управление Северной железной дороги. В эти годы Северная железная дорога обеспечивала перевозками около трети потребностей фронта: шёл подвоз войск и военных грузов для Ленинградского, Волховского и Карельского фронтов, для Балтийского и Северного флотов. Были организовываны перевозки по льду Ладожского озера в осаждённый Ленинград. Был обеспечен стратегически важный вывоз грузов из Мурманского и Архангельского портов, поступавших по лендлизу. В тыл вывозились раненые бойцы и эвакуированные жители Ленинграда. Работать приходилось под налётами авиации противника: с 29 августа по 1 декабря 1941 года, по неполным данным, вражеская авиация совершила 315 налетов на объекты Северной железной дороги. При этих бомбёжках было убито 430 человек, 590 ранено, выведены из строя сотни вагонов, десятки паровозов, разрушались участки пути и линий связи, станционные и иные сооружения. На путях скопились сотни составов, не обеспеченных тягой, две трети из них везли эвакуированное промыщленное оборудование и сырьё, которое с нетерпением ожидалось в пунктах назначения для налаживания военного производства. Пик кризиса пришёлся на февраль-март 1942 года. В условиях нехватки угля в феврале 1942 года Северная железная дорога была переведена на менее эффективное дровяное топливо, требовавшее освоения новых технологий. Многие паровозные бригады, не имея соответствующего опыта, вынужденно снизили скорость движения и вес поездов. Машинист паровозного депо Вологда Василий Иванович Болонин (1901–1964), разработав рациональные методы сжигания дров и в совершенстве освоив работу на этом топливе, напротив, совершал скоростные рейсы с поездами повышенного веса, экономя за каждую поездку 12–15 кубометров топлива. Он без опозданий водил поезда, отказавшись от остановок на промежуточных станциях для дополнительного набора топлива и воды, и первым обеспечил выдерживание графика оборота паровоза даже на дровяном отоплении. НКПС и ЦК профсоюза обязали в 1942 году руководителей всех железных дорог ознакомить все паровозные бригады и работников складов с болонинским опытом работы. Болонинское движение распространилось на многих магистралях страны и помогло преодолеть топливные затруднения. В.И. Болонин первым из вологжан был удостоен звания Героя Социалистического Труда: 5 ноября 1943 года оно было присвоено ему «за особые заслуги в деле обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства и выдающиеся достижения в восстановлении железнодорожного хозяйства в трудных условиях военного времени». В 1985 году именем Болонина названа улица в Вологде.

На первом этаже здания многие годы располагались столовая, продовольственный магазин и парикмахерская. Немногочисленные гостиничные номера в гостинице «Северной» сохранялись до начала 2000-х годов, постепенно уступая место офисам.

Сейчас в здании располагаются различные офисы, магазины, кафе, а также государственные учреждения (в их числе – департамент культуры Вологодской области, туристско-информационный центр Вологодской области).

Воспоминания:

Из воспоминаний санкт-петербургского писателя Николая Александровича Лейкина (1841–1906), опубликованных в 1899 году

«Книжечка "Путеводителя по Северу России" рекомендовала в Вологде гостиницу "Золотой якорь", и вот мы в этой гостинице... Гостиница прекрасная, по своей опрятности хоть Москве впору. Принадлежит гласному местной думы купцу Брызгалову и помещается в его же большом четырёхэтажном каменном доме, выстроенном на петербургский манер. В гостинице совсем хороший ресторан с прекрасными обедами и столовой, украшенной по стенам чучелами лесной дичи. На стене высится даже прекрасно сделанное чучело кабаньей головы, да в углу чучело белого лебедя с распростёртыми крыльями. Нас особенно поразило, что в гостинице, имеющей более пятидесяти номеров, когда мы приехали, нашлись всего только два номера свободные и то только в четвёртом этаже».

Лейкин Н.А. По Северу дикому. Путешествие из Петербурга в Архангельск и обратно. Поездка на водопад Кивач // Вологда в воспоминаниях и путевых записках: Конец XVIII – начало XX века. Вологда, 1997. С. 316.

Из воспоминаний русского философа Николая Александровича Бердяева (1874–1948)

В 1900–1902 годах Н.А. Бердяев находился в Вологде в ссылке. В 1900–1901 годах он жил в гостинице «Золотой якорь», а в 1901–1902 годах – в доме Е.М. Гусевой на улице Калашной (ныне новодел на улице Гоголя, 65).

«Вологда была в это время центром ссылки, и на моих глазах через Вологду прошло огромное количество ссыльных, главным образом социал-демократов, изредка социалистов-революционеров. Ссыльные большей частью направлялись в уездные города Вологодской губ., иногда в Архангельск, некоторые возвращались из ссылки через Вологду. Я мог делать много наблюдений. Все почти заходили ко мне, в гостиницу "Золотой якорь", где я жил. Были среди ссыльных хорошие, симпатичные люди, все были людьми, верующими в свою идею. Но дышать было трудно в их обществе. Было страшное сужение сознания. Были люди довольно читавшие, но у среднего ссыльного уровень культуры был довольно низкий. То, что интересовало меня, не интересовало большую часть ссыльных. Меня считали индивидуалистом, аристократом и романтиком. Но в Вологде в эти годы были в ссылке люди, ставшие потом известными: А.М. Ремизов, П.Е. Щёголев, Б.В. Савинков, Б.А. Кистяковский, приехавший за ссыльной женой, датчанин Маделунг, впоследствии ставший известным датским писателем, в то время представитель масляной фирмы, А. Богданов, марксистский философ, и А.В. Луначарский, приехавший немного позже меня. Я принадлежал к "аристократии" вместе с Ремизовым, Щёголевым, Савинковым, Маделунгом. А. Богданов и А. Луначарский возглавляли "демократию". "Аристократия" была более независима в своих суждениях от коллектива, более индивидуалистична и свободна в своей жизни, имела связи с местным обществом, главным образом земским, отчасти с театром».

Бердяев Н. Самопознание // Вологда в воспоминаниях и путевых записках, конец XVIII – начало XX века / составитель М.Г. Ильюшина; редактор Н.Н. Белова. Вологда: Русь, 1997.

Из путевых заметок писателя и путешественника Андрея Ивановича Фирсова, опубликованных в 1907 году

«"Золотой якорь", старейшая гостиница в городе, находится на Александровской площади и помещается в прекрасном четырёхэтажном каменном доме купца Ф.И. Брызгалова. В этом же доме, едва ли не самом красивом в городе, помещается и окружный суд. Цены в гостинице удивительно низки. Номера в ней – от 50 коп. до 2 руб., причём в эту плату входит стоимость постельного белья и электрического освещения; самовар стоит 10 коп., привоз с вокзала – 15 коп. За два рубля я занимал номер из трёх комнат в бельэтаже с балконом; меблировка его вполне удовлетворительная. При гостинице имеются бильярды и ресторан. В ресторане стены украшены головами кабана и оленя, в пастях которых красиво устроены электрические лампочки. К сожалению, на тех же стенах повешены и аляповатые олеографии».

Фирсов А. По рекам Вологде, Сухоне и Северной Двине // Вологда в воспоминаниях и путевых записках, конец XVIII – начало XX века / составитель М.Г. Ильюшина; редактор Н.Н. Белова. Вологда: Русь, 1997.

Из письма поэта Иннокентия Фёдоровича Анненского Екатерине Максимовне Мухиной, 1906 год

И.Ф. Анненский (1855–1909) – русский поэт, драматург, переводчик, критик. С 1906 года служил инспектором Санкт-Петербургского учебного округа Министерства народного просвещения, неоднократно приезжал с ревизией в учебные заведения Вологды и городов Вологодской губернии Тотьмы, Грязовца, Великого Устюга. Записал в Вологде и по дороге из неё более десяти стихотворений.

«19.V.1906. Вологда. "Золотой якорь".

Вы хотите моего письма... Зачем?.. Письма или скучная вещь, или страшная. Не хочу для вас страшного, стыжусь скучного. Из моего окна видна ограда церкви, заросшая густой, сочной травой, там уже облетают белые одуванчики, много белых одуванчиков. Ограда заняла площадь – и как хорошо, что там не торгуют. Зато, вероятно, там когда-нибудь хоронили... Фосфор, бедный фосфор, ты был мыслью, а теперь тебя едят коровы... Вологда – поэтический город, но знаете, когда только – поэтический? Когда идёт дождь, летний, тёплый, парно-туманный, от которого становится так сочна, так нависло-темна зелень берёз, глядящих из-за старого забора... В Вологде очень много духовных лиц, и колокола звонят целый день... Колокола меня будят, они тревожат меня... Моя черепная коробка не может вместить их медных отражений – но она не мирится, особенно с их разбитным, дробным звоном. Я чувствую, что этот звон хочет подладиться ко мне, что он заигрывает со мной... Молчи, медный... Я не Бодлер... И ты никого не проклинаешь... Ты просто ханжа, старый болтун...

Боже, боже, сочинил ли кто-нибудь в Вологде хоть один гекзаметр под эту назойливую медь?..

В Вологде есть и река, похожая на нашу Мойку, только без гранита – она вся в барках. Говорят, что ещё недавно на ней целыми днями пели разные марсельские стихиры, – но мещане невзлюбили их и погрозили – кто будет петь, того топить; теперь на реке Вологде никто не поёт... Боже мой, как мне скучно... Дорогая моя, слышите ли Вы из Вашего далёка, как мне скучно?.. Я сделал всё, что полагалось на этот день. Кроме того, я исправил целый ворох корректуры, я написал три стихотворения, и не насытил этого зверя, который смотрит на меня из угла моей комнаты зелёными кошачьими глазами и не уйдёт никуда, потому что ему некуда уйти, а ещё потому, что я его прикармливаю и, кажется, даже не на шутку люблю.»

Письмо Анненского И.Ф. Е.М. Мухиной. 19.V.1906. Вологда. "Золотой якорь" // Интернет-библиотека poesias.ru (сайт).

Источники и литература

Авторы фотографий:

А.А. Бобков, А.В. Суворов